Российские инвестиции в технологичный средний бизнес Западной Европы

Dr. iur. Илья Александров, LL.M.,

 Приобретение технологичных компаний в Европе уже началось

Анонсированные многомиллиардные проекты в России нуждаются в надлежащей реализации. Возможностей и потенциала крупнейших холдинговых групп для скрупулезного выполнения намеченных целей недостаточно. Накопленный за последние 5 лет финансовый потенциал позволяет разумно инвестировать в технологичные средние предприятия Западной Европы. Это поможет компенсировать российской экономике технологический провал, который образовался, начиная с распада Советского Союза.

Недавно мы были свидетелями знаковых событий в сфере трансграничных слияний и поглощений в строительной промышленности. Имеется в виду, приобретение российскими структурами крупных пакетов акций в немецкой группе HochTief и австрийской группе Strabag. Работа западноевропейских строителей хоть пока и дороже аналогичной работы конкурентов из южных стран, однако, в России проходит то время, когда возведенный наспех бизнес-центр успешно сдавался в эксплуатацию, и через два года начинал успешно облупливаться и разваливаться, обнажая вопиющие технологические недоделки. Качество и долговечность – те критерии, по которым строят западные компании. По ним должны судить о деятельности строительных компаний, не только возводящих офисы класса А, но и подмосковные поселки эконом-класса.

Одновременно с упомянутыми выше сделками российскими холдингами уже совершались аналогичные сделки по приобретению западных компаний, в странах бывшего социалистического блока – Черногории, Сербии, Румынии, Чехии, Восточной Германии, в Западной Европе – Великобритании, Западной Германии, Бельгии, Голландии, Италии и Испании. В качестве примеров можно привести: приобретение немецкого производителя косметики Dr. Scheller российским концерном Калина в 2005 году, приобретение бизнеса по производству стеклопакетов у бельгийской группы Glaverbel российским ЗАО «Адамант» в 2006 году, приобретение чешского производителя трубопроводной арматуры MSA структурами российской группы ЧТПЗ в 2006 году, приобретение немецкого разработчика и производителя рельсового транспорта Fahrzeugtechnik Dessau AG российским Трансмашхолдингом в 2006 г., приобретение итальянского производителя бумажной тары Sacchificio Tordera структурами Сегежского ЦБК в 2006 г., приобретение английского производителя легких коммерческих автомобилей LDV Holdings российским ОАО «ГАЗ» в 2006 г., приобретение черногорского Kombinat Aljuminjuma Podgorica структурами «Базового элемента», приобретение небольших телекоммуникационных активов в Великобритании и в США группой Golden Telecom в 2007 г., приобретение итальянского производителя оборудования по упаковке SBC Botting & Canning структурами ГК «Бородино» в 2007 г. Сделки в странах Балтии и в западных государствах-участниках СНГ также говорят об интересе к высокотехнологичным активам: приобретение украинского холдинга Лугансктепловоз российским Трансмашхолдингом в 2007 году, приобретение контроля в украинском Севастопольском Приборостроительном Заводе российской Электротехнической Компанией «Динамо» в 2006 г., приобретение латвийского Рижского Машиностроительного завода российским Трансмашхолдингом в 2006 году.  Отдельного упоминания заслуживают сделки по приобретению контроля в иностранных банках и страховых компаниях, что облегчит дальнейшие сделки в странах, где будет создана инфраструктура для среднего российского бизнеса. В качестве примеров можно привести приобретение белорусского Славнефтебанка структурами ВТБ в 2007 г., приобретение украинского страховщика «Надежная жизнь» структурами РЕСО-Гарантия в 2006 г.

 

Средний бизнес должен активнее делать инвестиции

С помощью имеющейся инфраструктуры, когда российские инвестиционные компании и юридические фирмы все активнее начинают реализовывать сделки за рубежом,  привлекают к сотрудничеству иностранных партнеров и успешно конкурируют с глобальными западными гигантами, можно сделать многое.

Участие среднего российского бизнеса в выставках и специализированных семинарах за рубежом пока в большинстве случаев сводилось к тому, чтобы найти канал для сбыта продукции в Европе или получить доступ к западным технологиям на основании лицензионных соглашений. Есть все основания полагать, что сейчас наступает новый качественный этап развития российского бизнеса, когда объектом интереса наших предпринимателей являются уже не отдельные технологии, не возможность получения канала сбыта своей продукции, а целые компании с их комплексом технологических процессов, изобретениями, полезными моделями, сформировавшимися рабочими группами высококвалифицированных специалистов (кстати, зачастую выходцев из стран СНГ). Особенность состоит в том, что сейчас на Западе интересно приобретать научно-исследовательские институты, средние компании, обладающие ноу-хау, в которых работают в т.ч. и наши соотечественники, уехавшие от нелегкой жизни в России в 90-е годы. Таким образом, нуждающиеся в доступе к разработкам и технологиям российские холдинговые группы имеют возможность инвестициями своего капитала частично остановить процесс «утечки мозгов» и продолжить обеспечивать достойно оплачиваемой работой инженеров, биологов, технологов, химиков и фармацевтов, нашедших ее за пределами родины. Вполне возможно, что менеджменту российских компаний удастся переместить российских ученых работать с меньшими издержками во вновь созданные лаборатории и технопарки в российских регионах.

Отдельной отраслью на Западе, на которую стоит обратить особый интерес, является строительная индустрия. Если визуально посмотреть на города и сельскую местность в густонаселенной Западной Европе, особенно в Германии, станет ясно, что основной объем работы местные строители в своих странах уже освоили. На реконструкции или перестройке зданий и сооружений зарабатывают меньше, поэтому средством избежания надвигающегося кризиса и банкротства для многих западных строительных компаний в 90-е годы стали рынки Восточной Европы, в пределах актуальных границ Европейского Союза. Однако и там, при актуальных темпах роста экономики, потенциал развития уже обозрим, и поэтому сохранение бизнеса в среднесрочной перспективе вызывает тревогу любого европейского собственника. Что же касается Российской Федерации, то анонсированные национальные проекты в сфере жилищного строительства и сооружения современной дорожной инфраструктуры пробуждают особый интерес европейских строителей и проектировщиков к нашим необъятным просторам вплоть до Владивостока. Крупные строительные компании не смогут удовлетворить всех потребностей в строительстве на территории России и не смогут конкурировать по цене и мобильности со средними и небольшими строительными компаниями.

 

Препятствия и проблемы в менталитете на пути бизнеса: нужно срочно устранять

Основной проблемой, с которой до сих пор приходится сталкиваться иностранным компаниям в России, является незнание местного колорита ведения бизнеса в российских регионах и зачастую неоправданные ожидания европейцев, от которых немного устали многие российские структуры еще в 90-х, когда ситуация во многих отраслях была явно не в пользу России. За последние несколько лет ситуация сильно изменилась. Но до сих пор во время посещения инвестиционных форумов в европейских странах, когда приходится видеть выросших в страхе перед СССР 50-летних западных европейцев, с интересом смотрящих на своих сверстников из России и наоборот, оптимизм начинает проходить. Все-таки не может западный европеец, выросший на Джеймсе Бонде без альтернативы в лице Штирлица или слушавший только АББУ и Хулио Иглесиаса без альтернативы в виде «Песняров» или «Аквариума», быстро и адекватно интегрироваться в России. Рухнувшая в 1989 г. Берлинская стена, символизировавшая железный занавес, продолжает успешно капитально стоять в психологии подавляющего большинства менеджеров Западной Европы. Далеко не все комплексы преодолены, и есть необходимость задуматься о кадровом продвижении нового поколения менеджеров в российских структурах, с позитивными представлениями о долгосрочном развитии России и со знаниями иностранных языков. Да и западным компаниям, которые всерьез хотят сохранить свою конкурентоспособность и пополнить портфели заказов интересными проектами в России, стоит в самое ближайшее время поменять линейку профильного менеджмента.

Одним из позитивных факторов можно считать наличие большого количества русскоязычных эмигрантов, которые работают в отделах сбыта и в технологических отделах западных компаний. Именно они являются в настоящий момент одним из самых эффективных связующих мостиков между западной и российской ментальностью. Еще одной конструктивной группой являются иностранцы, побывавшие и повидавшие многое в России, не озлобившиеся на нас и не сломленные трудностями быта и постсоветского менталитета большинства россиян в 90-е годы. Особенно хороши молодые управленцы, нормально разговаривающие по-русски и лишенные предрассудков и комплексов старшего поколения – они уже знают, что такое «Антанта Капитал», слушают Земфиру и смотрят фильм «12». Однако и здесь можно столкнуться  с проблемами отставания во времени. Ведь за последние 5-8 лет слишком многое изменилось в России, чтобы воспоминания 35-летнего биолога или физика о своей жизни в Обнинске, Курчатове или в Москве 1998 или 1999 годов были актуальными для реалий 2008 года и заслуживали серьезного обсуждения. Заметим, что здесь даже не нужно говорить об общем негативном преподнесении событий о России в западной прессе – тема набила такую оскомину, что даже иностранцы все меньше верят статьям об ужасах российской действительности.

 

Эффективный способ ведения совместного бизнеса в России

На заре рыночной экономики в конце 80-х доводилось слышать из уст выступавших ответственных товарищей в серых костюмах и массивных пластмассовых очках идеи о том, что оптимальной формой сосуществования западных и советских предприятий могли бы стать СП. Сложно было представить себе в 1989 или в 1990 г.г. такие массовые гибриды ежей с ужами – СП на уровне цивилизованного соглашения акционеров между немецкими и советскими компаниями. Имеющиеся удачные исключения вроде обувного предприятия ЛенВест (с участием немецкой Salamander) лишь подтверждают тезис.

Однако за прошедшие 17-18 лет многое изменилось, и теперь, по сравнению с прогрессивными группами российских инвестиционных банкиров и инвестиционных юристов, менталитет наших западных коллег и промышленников кажется уже анахроничным. Стремительно нарождающаяся российская инвестиционная финансовая и юридическая отрасль сделала кадровый и качественный рывок. Вкупе с притоком огромного количества денежных средств от реализации энергоносителей это позволяет утверждать в отношении коллег из Москвы, Санкт-Петербурга и Екатеринбурга об их более прогрессивных подходах и отсутствии предрассудков в реализации средним бизнесом сделок. Начинают говорить об экспансии на новые мировые рынки и делать первые шаги, чего до сих пор не могли себе представить коллеги в Париже, Берлине или Риме. 

Создание СП с участием иностранных структур в роли поставщика технологий, квалифицированной рабочей силы в новые материнские структуры в России, а также в их региональные подразделения в российских регионах набирает обороты. Имеющиеся пока недостатки в российском акционерном законодательстве, которые пока не позволяют коллегам по юридической профессии составлять и сопровождать заключение действительных соглашений акционеров, пока эффективно нейтрализуются с помощью создания СП в иностранных юрисдикциях – в Великобритании, на Британских Виргинских Островах, Кипре, а с недавнего времени – и в отдельных кантонах Швейцарии. Но все российские юристы, цивилизованно работающие в сфере слияний и поглощений и реализующие каждый ежегодно до десятка таких сделок, с нетерпением ждут момента, когда же, наконец, можно будет спокойно и действительным образом составить и подписать соглашение акционеров и в соответствии с российским правом.

Тем временем, бизнес не ждет, и в ближайшее время можно ожидать бума в сфере слияний и поглощений по схеме «российский инвестор или холдинговая группа покупает технологичный западный средний бизнес». На сцену выходят конкурентные по оперативности, ценовой политике и качеству работы российские юридические и финансовые консультанты, которые совместно с коллегами в странах Западной Европы способны эффективно структурировать и реализовать такие сделки.

Представляется, что созданные в результате такой работы СП будут иметь перспективу. Во-первых, участие в СП искушенного российской действительностью и стилем ведения бизнеса местного партнера (инвестиционную компанию или отраслевую холдинговую группу), имеющего возможность обеспечивать компанию заказами, или наладить сбыт продукции в российских регионах. Во-вторых, участие западного партнера, решившегося, наконец, извлечь дополнительный доход от применения собственной технологии и навыков в Российской Федерации.

 

 

 

 

 

Отладка